Евлоев И.М. Оспаривание в конституционных (уставных) судах актов прямой демократии - Информационно-правовой портал Ингушского регионального отделения Общероссийской общественной организации “Ассоциация юристов России”
Юридическая консультация Задайте вопрос юристу "Правовой помощник" Информационно-правовой бюллетень Онлайн ТЕСТ Проверь свою юридическую грамотность Контакты Все контакты АЮР по РИ Форум Обсуждение актуальных тем
Архив теле- и радиопередач с участием членов Совета ИРО АЮР

Евлоев И.М. Оспаривание в конституционных (уставных) судах актов прямой демократии

 

Оспаривание в конституционных (уставных) судах

актов прямой демократии

 

Евлоев Ильяс Муслимович,

судья Конституционного Суда Республики Ингушетия,

старший преподаватель Института экономики и правоведения (г.Назрань)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. ">evlo@mail.ru

                         

Недостаточная урегулированность в действующем законодательстве сферы судебного оспаривания решений, принятых на референдумах, вызывает ряд вопросов. Пробельными в этой части являются как гражданский и арбитражный процессуальные законы, так и законодательство о конституционных (уставных) судах.

Региональное законодательство о конституционных (уставных) судах не содержит норм, регламентирующих вопросы проверки решений, принятых на референдуме, на предмет соответствия основным законам субъектов Российской Федерации. Обусловлено это, в первую очередь, тем, что региональные нормы по большей части заимствованы из Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», который также не относит к полномочиям суда проверку конституционности актов прямой демократии. Лишь в 2014 году этот закон в целях устранения коллизии с законом о референдуме дополнен нормой, возлагающей на суд полномочия по проверке на соответствие Конституции России вопроса, выносимого на референдум Российской Федерации.

В редких случаях законы субъектов допускают проверку соблюдения процедуры проведения референдума либо вопроса, выносимого на референдум. Такие нормы приняты в четырех регионах. В частности, возможность проверки конституционным судом установленного порядка реализации инициативы проведения регионального или местного референдума и конституционности вопросов, выносимых на референдум, была закреплена в 2001 году в Конституции Республики Адыгея, а 2002 году - в Законе «О Конституционном Суде Республики Адыгея»[1]. Впоследствии данная норма в такой же редакции воспроизведена в законе о Конституционном Суде Чеченской Республики.

Уставный Суд Калининградской области наделен полномочием по проверке соответствия Уставу области вопроса, выносимого на областной референдум. Наконец, в Республике Саха (Якутия) конституционный суд по запросу органа государственной власти, принимающего решение о назначении республиканского референдума, дает заключение о соответствии Конституции республики назначения и проведения республиканского референдума.

Норма об осуществлении Конституционным судом республики предварительного контроля вопросов, выносимых на референдум, содержалась в законах Республики Дагестан «О референдуме в Республике Дагестан» 1997 и 2001 годов. Во исполнение этой нормы Конституционный Суд Республики Дагестан в 1998 году рассмотрел дело о проверке соответствия Конституции Республики Дагестан вопроса о введении должности Президента Республики Дагестан, предполагаемого вынести на республиканский референдум[2]. Однако в ныне действующем Законе республики 2005 года такое положение уже не содержится.

Таким образом, только в трех субъектах России органам конституционной юстиции предоставлено право оценивать выносимый на референдум вопрос на соответствие основному закону данного субъекта. Полномочие конституционного (уставного) суда по проверке уже принятого на референдуме акта прямо не предусмотрено ни в одном регионе.

Вместе с тем, формулировки региональных законов позволяют отнести некоторые нормативные акты, принятые на референдумах, к предмету рассмотрения органов конституционной юстиции. Практически в законодательстве всех субъектов России суды наделены правом проверки конституционности законов соответствующих субъектов. Следовательно, законы, принятые на референдуме, могут выступать объектом конституционного контроля. Исключением являются лишь Свердловская область, где Уставный суд проверяет только законы и иные правовые акты, принятые органами государственной власти области, и Республика Саха (Якутия), допускающая проверку не законов, а «нормативных правовых актов Государственного Собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия)».

Кроме того, ряд субъектов Российской Федерации допускает судебную проверку уставов муниципальных образований. Такие нормы содержатся в законах республик Адыгея, Дагестан, Ингушетия, Карелия, Марий Эл, Саха (Якутия) и Тыва. Поскольку до принятия Федерального закона от 6 октября 2003 года №131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» уставы многих муниципальных образований принимались на референдумах, такие уставы, сохраняющие свое действие, в перечисленных республиках могут быть оспорены в конституционных судах. Так, Постановлением Конституционного Суда Республики Саха (Якутия) от 3 февраля 2003 года №1-П признана несоответствующей Конституции республики норма принятого на референдуме Устава муниципального образования «Мегино-Кангаласский улус»[3].

В законодательстве остальных регионов речь идет лишь о проверке нормативных актов органов местного самоуправления, то есть акты, принятые непосредственно населением, не могут быть оспорены в конституционный (уставный) суд.

В целом, представляется оправданным наделение конституционных (уставных) судов полномочием по предварительному конституционному контролю за вопросами, выносимыми на референдум, и последующему контролю за принятыми на референдуме нормативными правовыми актами.

Отчасти обоснованным в этой связи выглядит высказанное в юридической литературе предложение о закреплении в числе полномочий региональных органов конституционной юстиции проверки конституционности проектов нормативных актов, предлагаемых для вынесения на референдум субъекта Российской Федерации[4]. Однако этот вариант нуждается в двух уточнениях. Во-первых, учитывая особый статус решений, принимаемых на референдумах, целесообразно включить в предмет предварительного конституционного контроля наряду с решениями, выносимыми на региональный референдум, также решений, планируемых для вынесения на местные референдумы.

Во-вторых, по нашему мнению, проверке должны подвергаться не проекты нормативных актов, а вопросы, выносимые на референдум. Обусловлено это с одной стороны тем, что на референдум могут быть вынесены решения нормативного характера, не оформленные в виде нормативного правового акта. А с другой – оценка проекта нормативного акта в полном объеме, с необходимостью анализа всех содержащихся в нем норм, обязывает суд проявлять несвойственную ему инициативность, формулируя предмет и основания требований (применительно к каждой проверяемой норме), что не отвечает правовой природе органов судебной власти.

Что же касается нормативного акта, принятого на референдуме, то он (или его часть) может быть предметом последующего конституционного контроля, что обусловлено высшей юридической силой Основного закона субъекта Российской Федерации по отношению к остальным нормативным актам данного субъекта, в том числе и принятым на референдуме.

В связи с изложенным, целесообразно внести соответствующие изменения в региональные законы о конституционных (уставных) судах субъектов Российской Федерации, наделив суды указанными полномочиями.

 



[1]           Здесь и далее приведены нормы законов субъектов Российской Федерации из Справочно-правовой системы «КонсультантПлюс: Сводное региональное законодательство»

[2]           Постановление Конституционного Суда РД от 17.11.1998 // Дагестанская правда, №228, 24.11.1998

[3]           Официальный информационный портал Республики Саха (Якутия). – URL: http://sakha.gov.ru/sites/default/files/page/files/2010_11/112/Постановление %20%202003%201-п.pdf

[4] Цалиев А.М. Органы государственной власти субъектов Российской Федерации и их деятельность по защите прав и свобод (на примере Республики Северная Осетия - Алания). М.: Волтерс Клувер, 2011. С.92.

 

 

 

* Источник публикации:

Вестник Конституционного Суда Республики Адыгея, 2015. С.67-69.